Home > Для безопасности ребёнка > Доверие и откровенность

Доверие и откровенность

  • 0
  • 0
  • 474

Родители, которые как следует не разбираются, когда необходимо вмешиваться и до какого предела можно соучаствовать в эмоциональной жизни детей, способны совершить немало ошибок. Многие родители считают, что их долг и право - знать о детях все. Давайте вместе попытаемся понять разницу между доверием и откровенностью.


Ребенок может быть убежден, что родители - его лучшие друзья, и, тем не менее, мало что им рассказывать. Он не любит распространяться о своих делах ни дома, ни в других местах, может быть, это вообще черта характера, свойственная всем членам семьи, людям, привыкшим самостоятельно решать свои проблемы, не жалуясь. Возможен вариант, когда сын перестает делиться с родителями, потому что он поглощен привязанностью к другу: либо тот заметно на него влияет, пользуется у него авторитетом, либо с ним легче разговаривать. В таких случаях родители часто начинают злоупотреблять родительскими правами, раздувая трагедии из каждого секрета, который дети им не доверили. В смятении мы не отличаем доверия от откровенности, нам кажется, что если подростки подолгу секретничают, значит, непоправимо пошатнулось доверие к нам.


Обычно мы идентифицируем наше право на откровенность детей с необходимостью знать о них все, с ответственностью за них: ведь им может понадобиться наша помощь, а как помочь, если не знаешь, в чем беда. Пустые слова! Если мы всегда шли с ними рука об руку, то и сейчас будем в состоянии понять, что за трудности они переживают и по каким причинам, - такое понимание уже само по себе поддержка. Подросток, уверенный в нашей деликатности, не будет перед нами притворяться безмятежным, когда огорчен, и мы, не зная имен и фактов, все равно поможем ему своим уверенным дружеским сочувствием и пониманием. Конечно, мы для него чрезмерно житейски трезвы, зато подросток не чувствует себя одиноким и может рассчитывать на нашу помощь, если обстоятельства вынудят его обратиться к нам.
В моменты безнадежного отчаяния, когда наши дети беззащитны перед страданием, спокойная домашняя обстановка, благородные взаимоотношения родителей особенно помогут им обрести уверенность, понять, что нет ничего непоправимого, послужат почвой, помогающей все исправить. Если такого доверия нет, то в сложных ситуациях дети могут принять отчаянное решение.


В связи с этим пример. В феврале 2007 года в программе Андрея Малахова «Пусть говорят» был показан сюжет следующего содержания. Две девочки 11-12 лет, жившие в провинциальном поселке, однажды зашли в магазин. Детские глаза разгорелись, и одна из девочек тайно «прихватила» пару вещей на мизерную сумму (не более 30 рублей). «Кража» была обнаружена работниками, и похитительница в кабинете директора магазина подверглась жесткому порицанию с устрашениями предать огласке этот факт. Это было самым страшным для ребенка, так как в поселке все друг друга знали. Предстояли каникулы, и информацию не успели (как обещали взрослые) сообщить в школу и в семью. Так, ребенок остался один на один со своей бедой. Удивительно, что девочка не рассказала о своей проблеме никому из домашних: ни матери, ни сестре, ни брату, и целых десять дней страдала от мучительного ожидания развязки. И, наконец, не выдержала и покончила с собой. Было ли доверие в этой семье? Остается только предполагать.

А вот еще один пример. Влюбленные школьники долго скрывали беременность девочки от родителей. И те, увы, не заметили удрученности, растерянности своих детей. Наконец ребята признались и были «преданы анафеме» взрослыми. Загнанные в тупик безысходности из-за неодобрения своих отношений родителями и явной агрессии с их стороны, они шагнули вместе с крыши многоэтажного дома и ушли в небытие. Теперь родители вместе ходят на могилу и почти подружились. А ведь могло бы быть иначе, если бы степень понимания и доверия со стороны взрослых по отношению к запутавшимся в недетских проблемах детям была чуточку выше...

Ребята не хотят говорить с нами о своей влюбленности, порой, оттого, что боятся нашего здравого смысла и советов, продиктованных жизненным опытом: «Знаешь, дорогой, это пройдет. У меня в шестнадцать лет было то же... Первая любовь всегда так кончается. И, слава богу! А то ведь могли возникнуть такие проблемы». Но подростки не хотят слышать, что муки любви пройдут и сменятся забвением, равнодушием. А вот с другом-сверстником можно говорить на од ном языке, пересказывая друг другу наряду с реальными фактами вымышленные. Наши дети на определенные темы предпочитают говорить раскованно, а с нами они должны точно придерживаться событий, что нарушает удовольствие от доверительной беседы. Не будьте назойливыми, не настаивайте на откровенности.

Доверие нарушает бестактность родителей, которую они, по¬рой, не желая обидеть, допускают. Некоторые из них считают для себя возможным прочитывать дневники своих детей, иногда подшучивают над эмоциональным состоянием своих детей. Даже образованные со всех точек зрения родители разрешают себе подтрунивать над влюбленностью детей, делать лукавые намеки, разговаривать об этом в ироническом тоне со своими друзьями и родственниками. Такая бестактность традиционна, но от этого не менее достойна осуждения.